19
Ноя

«Пенсионная реформа искорёжила нашу жизнь». Почему ПФР разоряется и можно ли его спасти

Автор: moder | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

В 2002-м году Россия — ввиду ухудшения демогарфической ситуации — перешла на накопительную пенсионную систему, отказавшись от старой, распределительной

Сейчас, по прошествии более чем 8 лет, в Пенсионном фонде РФ образовался почти миллиардный дефицит, и многие эксперты предрекают, что через 10-15 лет фонд просто-напросто развалится. Кто-то считает, что виной неэффективное управдение и всё те же демографические проблемы, другие говорят, что пенсионная еформа изначально была обречена на провал.

Где же правда? Какая система лучше — накопительная и распределительная? И почему то, что помогло в других странах, не сработало у нас? Об этом рассуждает член Президиума Правления Торгово-Промышленной Палаты РФ, Председатель Комитета ГД по вопросам социальной политики Оксана Дмитриева:

— Распределительная (или солидарная) пенсионная система — это система, основанная на договоре поколений. То есть пенсии ныне живущим пенсионерам платятся из налогов и взносов от работающего населения. Когда же ныне работающее население пойдет на пенсию, их пенсия будет отчисляться из взносов и налогов будущего поколения — и так далее.

При накопительной пенсионной системе пенсия гражданину будет платиться из тех взносов, которые он сам сделал, пока работал.

Сейчас у нынешних пенсионеров пенсия исключительно распределительная — кроме тех, кто успел добровольно сделать вклады через негосударственные пенсионные фонды. Более того, у всех граждан старше 1967 года рождения накопительный обязательный элемент хоть и есть, но он ничтожен. А поколение с 1953 по 1966 гг. рождения вначале было включено в накопительную пенсионную систему, а потом исключено: отчисления делались в течение 2-х лет, но теперь никто и не знает, где они. И это, замечу, уменьшило нам размер наших пенсий.

Впрочем, и практика и теория показали, что распределительная пенсионная система намного эффективнее в качестве обязательной, чем накопительная.

Посмотрим на практику. В рамках накопительной пенсионной системы граждане 1967-го г.р. и младше в течение 6 лет отчисляли средства на накопительную часть пенсии — и всё это время эти деньги инвестировались. Какова же доходность по этим средствам? Средняя годовая доходность в государственной управляющей компании «Внешэкономбанк» за 6 лет составила 6,6%. В частных управляющих компаниях — 6,8%. При этом средняя инфляция за этот период составила 11%.

При этом страховая часть пенсии и условный капитал — которые формируются в рамках распределительной системы — ежегодно индексировались на 18%. Разница налицо. И ведь это при том, что 6 лет работы накопительной системы пришлись на 5 лет роста рынка и только 1 год кризиса, то есть доходность в 6,6% — это даже лучше, чем типичная ситуация. Поэтому вряд ли можно предполагать, что в будущем тенденция будет лучше.

Зачем же мы переходили на накопительную пенсионную систему? Дело в том, что авторы реформ просто-напросто не учли несколько ключевых моментов в расчётах и из-за этого допустили системные ошибки.

Во-первых, они исходили из того, что пенсионная накопительная система не имеет никаких расходов. Такого не бывает: есть ведь расходы на ведение лицевых счетов, есть нормативные расходы управляющих компаний — порядка 12-13% от доходности, — и если мы будем учитывать эти расходы в течение 40 лет (пока происходят накопления), то появляется математическая степень и размер наших накоплений стремится к нулю. Это математика, ее оспорить невозможно.

Второе. При переходе на накопительную систему возникает так называемый эффект двойного бремени: работающее поколение должно одновременно платить взносы и на выплату текущих пенсий, и на собственные накопления. И этот эффект длится около 50 лет, пока полностью не уйдет то поколение, у которого нет накопительного элемента. В нашей ситуации максимального значения эффект двойного бремени достигнет в 2024 году.

Третье. Дефицит Пенсионного фонда на данный момент составляет около 1,5 триллиона рублей. И главная причина — в переходе к накопительной пенсионной системе, поскольку часть взносов, которые выплачивает работающее поколение, не идет на выплату пенсий, а идет на накопление, то есть обесценивается.

Следующая причина дефицита — механизм взимания обязательных взносов. У нас он имеет суперрегрессивный характер, то есть в процентном соотношении богатый платит не больше, а меньше чем бедный или средний гражданин. Если человек получает 34 тыс. руб. в месяц, то у него налоговая ставка — 26%, если человек получает 340 тыс. руб., у него 2,6%, а если получает 3, 4 миллиона — а такие у нас есть, — то ставка составляет всего 0, 26%. Таким образом из-под налогообложения выходит порядка 30-40% фонда оплаты труда.

Плюс, есть доходы, которые не облагаются социальными взносами: вознаграждения членов совета директоров, опционы, бонусы, дивиденды, — все то, что выплачивается из прибыли и является доходом физического лица, однако обложению взносами не подлежит. Это существенно снижает доходы бюджета; а ведь за счет плоской шкалы (чтобы все платили одинаково) мы можем получить дополнительно 700-800 млрд рублей в Пенсионный фонд. Это бы наполовину закрыло существующую «дыру».

Да, сейчас говорят о том, что дефицит надо покрывать за счёт увеличения пенсионного возраста. Однако, на мой взгляд, это вещь вредная — и по экономическим, и по демографическим, и по социальным основаниям.

Основание демографическое. Учитывая, что сейчас средняя продолжительность жизни у мужчин — 61,8 лет, то повышение пенсионного возраста приведёт к тому, что большинство мужчин до пенсии просто не доживут. Это абсурд. Такого нет ни в одной стране.

Второй момент — социальный. У нас в стране нет такого количества рабочих мест, чтобы обеспечить занятостью нынешних пенсионеров.

Третий момент — фискальный (или экономический). Никакого финансового результата повышение пенсионного возраста дать не может. Это сколько же возрастных кагорт нужно не пустить на пенсию, чтобы закрыть такую огромную «дыру» в Пенсионном фонде?

Ну и еще один момент — демографически-социальный. Сейчас женщины выходят на пенсию в возрасте 55 лет. И чем они после этого занимаются? Они у нас выполняют функцию бабушек, они работают за несуществующие детские сады, школьные автобусы, детские поликлиники, за плохо работающие группы продленного дня, за службу социального патронажа, за несуществующие дома престарелых. Они выполняют функцию ухода за своими престарелыми родителями, за родителями мужа. И заметьте: делают они это все за очень небольшую сумму, а именно за обычную пенсию.

Это жизнь. Можно её корёжить — но что мы потом получим?..

Источник: Аргументы и факты

28
Окт

Пенсионная головоломка: собрать нельзя разобрать

Автор: moder | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

Идея государственной накопительной системы провалилась, с распределительной тоже не все в порядке — дефицит системы хронический, при этом пенсия (в отношении к зарплате) с каждым годом будет все меньше. Надо что-то делать, пишет Минздравсоцразвития правительству.

Доклад содержит «исчерпывающий перечень сценарных условий», сообщил через пресс-службу куратор пенсионной реформы, замминистра Юрий Воронин. Они, действительно, исчерпывающие до взаимоисключения — но на то и варианты. Один из них — полностью исключить из накопительной системы людей с зарплатами ниже средней по стране (таковых 36%), снизить ставку накопительного взноса с 6% до 3%. При этом «доклад не предусматривает никаких предложений по ликвидации или сокращению накопительного компонента пенсионной системы», уверяет Воронин.

Все должно произойти без революций

Граждане к накоплениям равнодушны — 9 из 10 за восемь лет так и не проявили инициативы по переводу своих средств из консервативного ВЭБа в более доходные НПФ или УК. Правда, это может быть вполне сознательное «равнодушие», говорящее как о консерватизме людей, так и о недоверии к частным управляющим, о неразвитости финансового рынка, отсутствии механизмов страхования и прочих недоделках системы. Даже в институционально почти совершенной Швеции, часто приводит пример г-н Воронин, молчунов все равно больше, чем немолчунов. Минздрав консерватизм населения не устраивает — с такой доходностью, с такой инфляцией, с такими низкими зарплатами ничего толком не накопить; страховую, т. е. не накопительную часть государство и то будет индексировать быстрее. В итоге за 30 лет уплаты взносов накопится на 5356 руб. в месяц, но через 30 лет эта сумма составит менее 16% от средней трудовой пенсии. Не густо.

Послание Минздрава таково: если 80% работающих не в состоянии ничего откладывать на старость из-за низких зарплат, полностью идущих на текущее потребление, если они молчуны, если из-за этого брешь в бюджете — давайте вернем их и взносы за них в распределительную систему, рассказав, что так-то оно лучше. Рассказывать, возможно, придется несколько лет, пока накопления молчунов будут лежать на депозитах с доходностью много ниже инфляции (как для временно свободных средств казны). Это, вероятно, подбодрит еще какую-то часть людей перейти в НПФ, а оставшееся абсолютное большинство по умолчанию перейдет в распределительную систему.

Арифметически тоже все прекрасно: для бездефицитного бюджета ПФР хватит взносов в 23%, а не 26%, из которых сейчас (с 2011 г.) 6 п.п. изымаются на накопительную часть. Если повышать взносы для покрытия дефицита ПФР нельзя (пенсионный возраст тоже — пока — нельзя), то и не придется. При этом Минздрав обещает коэффициент замещения в 40%. Граждане с высоким доходом могут накопить побольше и сами — но для успеха этого предприятия нужно вывести накопительную часть из обязательной системы пенсионного страхования (где взносы, которые платит работодатель, — собственность государства и зарегулированы донельзя). Сделать добровольной, в рамках гражданско-правовых отношений: чтобы гражданин сам определял, когда и как он будет накопленным распоряжаться, у него должно быть юридическое право на подобную самостоятельность. Так можно прийти к тому, чтобы накопительный взнос платил сам работник. Но тут предстоит большая битва с негосударственными пенсионными фондами, которые так просто рынок не сдадут. И она уже, судя по высказываниям на Казанском форуме, началась.

В 2002 г., когда Россия запускала накопительный компонент, МВФ опубликовал статью «Пенсионная головоломка» профессора Лондонской школы экономики Николаса Барра, который пришел к выводу, что накопительная система ничем не лучше распределительной: устойчивость любой из пенсионных систем обеспечивается эффективным управлением экономикой — низкой инфляцией и высоким ростом производства. В первой части доклада Минздрава об этих выводах много написано, и о том, что, как показал глобальный кризис, из двух нелучших накопительная все-таки хуже. Юрий Воронин вообще нередко цитирует Барра. А в той статье профессор изложил свое видение эволюции пенсионных схем в зависимости от уровня развития институтов страны. Для административно слабых стран главное — защитить самых бедных (минимальная пенсия от государства); по мере улучшения организации управления и роста налоговой базы можно увязывать финансирование пенсий со сбором налогов, потом перейти на страховые взносы, а потом — с расширением административного потенциала частного сектора — получают развитие частные пенсионные программы. Вот это и есть идеальная пенсионная система для идеологов текущих пенсионных реформ.

Но госрегулирование расширяет свои потенциалы всё не в ту сторону. «Страна, которая не способна осуществлять сбор даже простого налога на фонд заработной платы, не может управлять пенсионной программой», — это Барр. Скрытая заработная плата возросла в 2000-2009 гг с 11,1% до 13,8% ВВП и достигла половины фонда оплаты труда, — это доклад Минздрава. Взносы с этого пол-ФОТа ликвидировали бы дефицит ПФР.

Источник: Ведомости

15
Окт

На что еще можно будет потратить пенсионные накопления?

Автор: moder | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

Пенсионная реформа, проведенная в 2002 году, не задалась. 93% процента  граждан России не интересуются инвестированием своих пенсионных средств. По умолчанию этими деньгами управляет Внешэкономбанк. Государство хочет стимулировать население к более активному распоряжению своими пенсионными накоплениями. В частности, под залог пенсионных денег можно будет взять кредит в банке. Заложить будущую пенсию можно будет, к примеру, для получения ипотечного кредита или в случае недостатка средств для лечения.

Сейчас ясно одно: пенсионная реформа откладывается, единственное исключение – добровольные накопления. «При этом сам человек что-то отстегивает на собственную старость из зарплаты. А государство добавляет ровно столько же из бюджета. Деньги, естественно, попадают не в банковскую ячейку, а прямиком в пенсионный фонд», – объясняет Александр Лившиц, министр финансов России в 1996–1997 годах. – Где будут годами ждать своего владельца. Получается кредит. Беспроцентный. Долгожданный. Нежданный. Желанный. Блестящая затея. Автора не знаю, но мысленно аплодирую. Штука хорошая. Но сегодня мало на что влияющая. Давления на пенсионный фонд так не снизить. Популярная идея – взвалить все на Минфин. Пусть, мол, в случае необходимости подкармливает пенсионный фонд. А если не поможет – усыновит окончательно. Заберет целиком. С доходами и расходами… Решение неверное. Опасное. Основные последствия – перегруз бюджета и усугубление дефицита».

«Средний доход пенсионного фонда в России сегодня – это 5% годовых, что значительно ниже уровня инфляции, соответственно люди теряют свои пенсионные накопления, только если они не переложили их в какие-либо частные компании», – говорит Елена Кременецкая, президент НПФ «Уралсиб».

Салават Халилов, заместитель генерального директора УК «Альфа Капитал» считает, что надеяться на то, что государственные пенсионные фонды будут обеспечивать нас в старости, не стоит. Но и уповать на частные компании тоже не стоит, так как здесь велика степень риска потерять все свои накопления. Лучше всего их дифференцировать – часть должна быть в государственном фонде и часть в частной компании.

Аналитики прогнозируют, что первые кредиты под залог пенсии на особо важные нужды будут выдаваться уже в 2011 году, и полагают, что такой вид кредитования будет пользоваться большим спросом у россиян.

По словам заместителя министра здравоохранения и социального развития России Юрия Воронина, потратить “пенсионный” кредит можно будет лишь на «наиболее важные нужды» – на покупку жилья, необходимой техники или же медицину.

По данным Минздравсоцразвития, с 2004 по 2008 год число «молчунов» (так называют граждан, которые ведут неактивный инвестиционный образ жизни) уменьшилось с 98,1% до 93,2% от общей численности застрахованных лиц. В 2009 году в России 63,2 млн человек являлись «молчунами».

По словам специалистов, стимулировать «молчунов» к каким-либо действиям, нужно не кредитами, а соответствующим обучением. Людям необходимо объяснять, что «молчуном» быть невыгодно. Надо просто делать более эффективной работу управляющих компаний (частные фонды) и давать льготы негосударственным пенсионным фондам.

Источник: РБК.Личные финансы

28
Сен

Абсолютно президентская пенсионная реформа

Автор: moder | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

“Это потребует большой дискуссии в обществе, потому что касается очень многих людей”

В пятницу президент Дмитрий Медведев заявил, что надо переосмыслить подходы к пенсионной проблеме. Правительство, по его словам, к этому уже готовится. Хотя ранее глава правительства Владимир Путин  призывал убрать из повестки дня вопрос повышения пенсионного возраста. Президент уверен: пенсионная проблема потребует большой дискуссии в обществе. Эксперты же обвиняют власть в популизме, в предвыборных умолчаниях. Переосмысливать высшему руководству страны, говорят эксперты, уже нечего: пенсионный возраст  поднимут скорее всего в 2013–2014 годах. Дискуссии же будут идти в четко определенном властью формате. На всенародное обсуждение вынесут лишь второстепенные вопросы.

В пятницу президент Дмитрий Медведев объявил о своем особом отношении к пенсионной реформе в России.

Особым отношение является потому, что оно в корне отличается от сделанного ранее премьер-министром Владимиром Путиным призыва убрать из повестки дня вопрос повышения пенсионного возраста в РФ. Социально-экономическое положение граждан пожилого возраста – это, по словам Медведева, тема «абсолютно президентская». Именно поэтому, судя по всему, вопрос пенсионной реформы тоже теперь оказывается вопросом президентского масштаба.

Напомним, на встрече с рабочими «Норникеля» Путин меньше месяца назад заявил: «Я считаю, что у нас нет такой необходимости сейчас даже ставить в повестку дня вопрос о повышении пенсионного возраста». Путин тогда признал, что бюджет Пенсионного фонда (ПФР) является дефицитным, но он отметил, что у страны пока есть возможность покрывать этот дефицит из федерального бюджета. Призыв премьера отказаться от обсуждения пенсионных проблем эксперты посчитали ошибкой. При этом недовольными оказались как сторонники, так и противники повышения пенсионного возраста. Первые уверяли, что надо вести среди населения пропагандистскую работу, приучать людей к мысли о неизбежности повышения возраста. Вторые предупреждали, что если вопрос замять, то в итоге страну толкнут на самый простой и самый разрушительный путь – бессмысленное с экономических позиций увеличение возраста выхода граждан на пенсию.

Теперь же Дмитрий Медведев официально признал, что проблема повышения пенсионного возраста в России требует «переосмысления». Однако в своих аккуратных формулировках он так и не уточнил, какое конкретно переосмысление необходимо: то ли обществом в пользу повышения пенсионного возраста, то ли властью в пользу его неповышения. «Надо в значительной мере переосмыслить целый ряд базовых подходов к пенсионной проблеме. Правительство к этому готовится, но это потребует большой дискуссии в обществе, потому что касается очень многих людей, – сказал президент на совещании по проблеме социального обеспечения пожилых людей. – Наша страна становится государством зрелых людей. В этом ничего плохого нет, это означает, что мы живем дольше. Это позитивный процесс, но нам к нему надо готовиться. Это означает изменение многих факторов, включая вопрос о выходе на пенсию». В то же время косвенно из его слов следует, что речь идет о переосмыслении в пользу если не повышения пенсионного возраста, то обеспечения всем желающим пенсионерам возможности работать настолько долго, насколько они этого хотят. Как рассказал президент, в его адрес поступает много обращений от пожилых россиян. Иногда пенсионеры рассказывают, что им очень трудно найти работу, что они не востребованы. Медведев отметил: сейчас в России проживают около 40 млн. пенсионеров. «Это очень значительная часть общества. Люди с богатым опытом и знаниями. И наша задача – эффективно использовать их потенциал, создавать стимулы и условия для трудовой деятельности, разрабатывать специальные программы занятости для тех пенсионеров, кто готов работать», – пояснил президент. В итоге, резюмировал он, помощь пожилым людям «должна быть частью государственных приоритетов».

Подкрепила слова президента официальными данными и министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова. Она сообщила, что численность населения в возрасте 65 лет и старше к началу 2021 года в РФ составит 22 млн. человек. «С 1991 года численность лиц в возрасте 65 лет и старше увеличилась на 21,2%», – заметила Голикова и добавила, что поэтому «необходимо уделить особое внимание государственной политике в отношении пожилых людей». Министр предложила условно разделить пожилых людей на три группы. Первая группа – активные, готовые участвовать в общественной жизни, нуждающиеся в организации их занятости. Вторая – одинокие люди, третья – тяжелобольные пожилые люди. Госполитика должна быть направлена на создание условий для реализации социального и трудового потенциала пожилых людей, на улучшение их материального обеспечения, медицинского и социального обслуживания. В качестве основного направления социальной политики Голикова обозначила пенсионное обеспечение. «К концу 2013 года средний размер трудовой пенсии по старости составит 10 665 рублей». По сравнению с началом 2009 года пенсия вырастет примерно на 2%.

Независимые эксперты уверены: власть уже давно приняла неформальное решение – поднять пенсионный возраст в стране. И «переосмысливать» тут в принципе нечего. Но существует другая проблема: убедить население не столько в неизбежности повышения пенсионного возраста, сколько в его пользе. Однако именно это, как объясняет замгендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин, сделать в России непросто. Уровень доходов и продолжительность жизни россиян несопоставимы, например, с французскими. И если даже французов не удается убедить в необходимости отсрочки выхода на пенсию, то что же говорить о россиянах?

Власть любит ориентироваться на электоральные настроения – особенно в преддверии выборов. Поэтому по телевидению постоянно звучат популистские обещания не проводить в стране непопулярные меры, а также призывы вообще не обсуждать болезненную тему. И тут главная проблема России, по мнению директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, заключается в том, что «во всех социальных вопросах никто из политиков ничего не договаривает до конца». «Не надо считать людей идиотами, – продолжает Зубаревич. – Надо наконец-то начать говорить с ними по-взрослому. То, что мы имеем сейчас, это расплата России за популистскую политику, за убаюкивание и патернализм». Поэтому, продолжает эксперт, власть должна наконец-то честно объявить о своем решении повысить пенсионный возраст, а не ходить вокруг да около, и разумно объяснить населению, почему этот путь для страны правильный. Причем это должно сопровождаться принятием целого комплекса мер – связанных с параллельным вложением значительных средств в здравоохранение, в снижение алкоголизации.

Макаркин добавляет, что «окно возможностей» провести в жизнь непопулярные меры открывается обычно после выборов. Уже известный пример – монетизация льгот. Поэтому возможно, что власть поставит население перед фактом повышения пенсионного возраста в 2013–2014 годах. Дискуссия же, которую призывает развернуть в обществе президент, скорее всего окажется в некотором роде подконтрольной и подцензурной. Как объяснил Макаркин, формат и направление дискуссии определяет тот, кто ее организовывает. Для власти бессмысленно проводить в обществе дискуссию на тему: «Повышать или не повышать пенсионный возраст в России?» Ответ граждан на этот вопрос очевиден. Поэтому обсуждаться будут совершенно другие вопросы: «Как и в какие сроки надо повысить пенсионный возраст?», «Как минимизировать возможные негативные последствия повышения пенсионного возраста?»

Источник: Независимая газета

16
Сен

Правительство оставит пенсионные деньги государству

Автор: moder | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

Новый конкурс на размещение пенсионных накоплений может не состояться. Такой вывод сделали специалисты рынка доверительного управления, изучив правила проведения этого конкурса. Те компании, которые хотели работать с пенсионными накоплениями граждан, уже с ними работают, а для желающих войти на этот рынок «с нуля» требования слишком жесткие.

Правительство России утвердило правила организации и проведения конкурса на заключение договоров доверительного управления средствами пенсионных накоплений с Пенсионным фондом РФ, а также правила продления договоров доверительного управления средствами пенсионных накоплений, заключенных с ПФР. Соответствующее постановление подписал премьер России Владимир Путин с целью реализации федерального закона «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации».

Государственным заказчиком оказания услуг доверительного управления является Пенсионный фонд России. Органом, уполномоченным на осуществление функций по размещению заказов для ПФР, является Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР).

«Раньше мы работали по правилам, которые устанавливал Минфин», — отмечает заместитель генерального директора УК «Альфа Капитал» Салават Халилов. Он считает, что новые правила ужесточили требования к компаниям по сроку их работы на рынке и по убыткам — те, кто претендует на работу со средствами ПФР, не должны иметь убытки за последние два года работы.

«Но по итогам работы в 2008 году показать прибыль было нереально. Фондовый рынок, в который мы вкладываем средства пенсионных накоплений, не просто упал, он рухнул», — отмечает заместитель генерального директора УК «Ронин-Траст» Сергей Стукалов. По его словам, именно из-за того, что убытки были у всех, из закона «Об инвестировании пенсионных накоплений» и исключили требование о безубыточности работы для тех УК, которые сейчас работают со средствами ПФР.

Управляющие компании, которые сейчас работают со средствами пенсионных накоплений, не должны выходить на конкурс в этом году, с ними договора на размещение пенсионных средств перезаключены в период с 2008 по 2010 год. А к тем компаниям, которые рискнут выйти на конкурс, предъявляется еще одно требование: иметь на последнюю отчетную дату года, предшествующего году подачи заявки на участие в конкурсе, и на последнюю отчетную дату перед датой подачи заявки на участие в конкурсе, размер собственных средств не менее 100 млн рублей.

Сейчас ФСФР требует от управляющих компаний размер собственных средств в 60 млн рублей, в будущем году этот норматив будет повышен до 80 млн рублей, говорит Сергей Стукалов. «Требование иметь собственные средства в размере на 20 миллионов больше, чем требует сам регулятор фондового рынка — видимо, классическая перестраховка организаторов конкурса», — отмечает он.

Проанализировав условия проведения конкурса, специалисты отмечают, что новых имен он не откроет. «Видимо, поэтому в правилах и отмечено, что количество подавших на конкурс заявок должно быть не менее 5», — говорит Салават Халилов. Но даже не в жесткости требований суть, а в том, что за те 7 лет, в течение которых в России проходит пенсионная реформа, стало понятно, что управляющим компаниям проще получить доступ к средствам пенсионных накоплений не через конкурс, а через сеть негосударственных пенсионных фондов (НПФов). «Управляющим компаниям тяжело строить розницу, чтобы охватить каждого застрахованного человека, а ритейл, то есть работа с людьми, хорошо поставлен у НПФов. НПФ, собрав заявления граждан на перевод средств из государственной системы в частную, все равно передаст средства пенсионных накоплений в УК — пенсионный фонд сам не работает на фондовом рынке», — говорит Сергей Стукалов.

«По данным портала «Инвестфандс» на 1 июля, видно, что 47 млн рублей, то есть 20% от тех средств, которые сейчас находятся под управлением Внешэкономбанка, уже переданы в систему НПФов, а это много», — полагает Салават Халилов. Он отмечает, что для конечного пользователя — человека, участвующего в пенсионной реформе, издержки работы в НПФов выше, но НПФ для конкретного человека — структура одушевленная. «А в негосударственные фонды хотя бы можно прийти и попросить показать состояние своего лицевого счета», — говори Салават Халилов.

НПФ удерживает с каждого клиента 5% прибыли от инвестирования пенсионных средств в инструменты фондового рынка, и это уже после того, как свою долю прибыли «отщипнет» управляющая компания. Сама же управляющая компания удерживает с каждого застрахованного лица 1,1% на свои накладные расходы и 10% от прироста чистых активов под управлением. «Хорошо, когда годы прибыльные, когда есть, что «отщипывать», а когда сплошные убытки?» — рассуждает Сергей Стукалов. А Салават Халилов говорит, что надежда на пенсионные накопления должна быть разумной: «Эти накопления — в любом варианте — должны быть небольшой долей в заботе гражданина о своей старости».

Источник: БФМ.РУ

9
Авг

Старикам тут инвестор

Автор: moder | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

Государство хочет отдать пенсионные накопления частным компаниям

В 1998 году финансист Вадим Сосков поехал смотреть активы одного негосударственного пенсионного фонда. По указанному адресу—в подмосковной Балашихе—он обнаружил небольшую ванну для засола рыбы, разделочный стол и упаковочную линию. А по документам это был огромный рыбоперерабатывающий завод. Некоторые компании, сумевшие заполучить пенсионные деньги, тогда соревновались, кто быстрее их украдет. В начале 2000-х негосударственным фондам, по сути, запретили самим вкладывать средства. Чтобы не было соблазна, как объяснил бывший в то время министр труда Александр Починок. А теперь снова хотят разрешить. Теперь соблазн велик—только в государственном пенсионном фонде собрано полтриллиона рублей.

Пенсионную реформу, проведенную в России в 2002 году, задумывали по лучшим мировым образцам: использовали опыт Чили, Швеции, США. Но списывали российские чиновники не очень удачно. Надежды на то, что работающие граждане с помощью государства накопят себе на приличную пенсию, почти нет. Весной было объявлено о старте нового этапа реформы. Чиновники—сначала помощник президента Аркадий Дворкович, потом министр финансов Алексей Кудрин—смело заговорили о повышении пенсионного возраста. Так можно хотя бы временно уменьшить дефицит средств в Пенсионном фонде, ведь население стареет и доля пенсионеров растет. Перемены могут начаться с 2015 года, и в результате возраст выхода на пенсию и для мужчин, и для женщин может быть поэтапно увеличен до 62,5 лет.

Но и к такому возрасту можно не успеть накопить на достойную старость. Рабочая группа при Минздраве, созданная по поручению вице-премьера Александра Жукова, полгода решала, что делать с пенсионными накоплениями. Newsweek удалось ознакомиться с финальными предложениями, которые вот-вот поступят на согласование в ведомства.

ОБОГНАТЬ ИНФЛЯЦИЮ

Сейчас пенсии разделены на две части—базовую и накопительную. О первой полностью заботится государство—ее выплачивают нынешним пенсионерам за счет взносов в Пенсионный фонд. А вот для управления накопительной частью нужны профессиональные финансисты, чтобы управлять и приумножать сбережения будущих пенсионеров. Но большая часть накоплений—84%, или 480 млрд рублей,—лежит в государственном Внешэкономбанке и обесценивается из-за инфляции. ВЭБ имеет право вкладывать в самые консервативные бумаги: в кризис это позволяет обогнать частных управляющих, но на долгой дистанции осторожность все равно проиграет. «Все понимают: надо что-то с этим делать»,—говорит генеральный директор УК «Капиталъ» Вадим Сосков. «Существование накопительной системы в таком виде создает риск ликвидации пенсионной системы в целом»,—добавляет президент фонда «Центр стратегических разработок» Михаил Дмитриев.

Предполагалось, что на самом деле все пойдет по иному сценарию: люди станут выбирать частные компании, которые будут эффективно управлять деньгами. Чилийский диктатор Аугусто Пиночет в свое время быстро решил эту проблему. Деньги «молчунов», то есть граждан, не пожелавших выбрать управляющую компанию, просто отдали отобранным государством 11 компаниям. С тех пор они соревнуются каждый год за право управления этими средствами.

У нас планируется сделать почти то же самое. А именно—передать полтриллиона в управление негосударственным пенсионным фондам (НПФ). Проблема в том, что сегодня НПФ—слабое звено в пенсионной системе, под их управлением лишь 13,5% пенсионных накоплений, а главное—непосредственно вкладывают деньги не фонды, а управляющие компании. «Несмотря на то что НПФ не создают большой добавленной стоимости по сравнению с управляющими компаниями, они могут получать довольно значительную компенсацию»,—отмечают эксперты Всемирного банка Хайнц Рудольф и Петер Хольцер в исследовании накопительной пенсионной системы России.

ЛИШНЕЕ ЗВЕНО

Новый вариант пенсионной реформы предполагает, что объем ресурсов и полномочий НПФ вырастет многократно. Они будут преобразованы в накопительные пенсионные фонды. На их счета и будут постепенно переведены деньги «молчунов». Главная перемена не в названии, а в функциях. Накопительные фонды получат право самостоятельно играть на рынке—вкладывать пенсионные деньги в акции и облигации. Сейчас НПФ—некоммерческие организации: они должны получить деньги из государственного Пенсионного фонда, распределить их по управляющим компаниям, а потом информировать доверившихся им граждан, как же выросли их накопления.

Работы не так много, а на практике—еще меньше. Искать УК, как правило, не нужно. Многие крупные компании создали свои пенсионные фонды, в которые чуть ли не силой стали загонять сотрудников. Потом эти структуры начали создавать собственные УК, а не выбирать из тех, что работают на рынке. «На самом деле сейчас существует только около пяти независимых профессиональных управляющих компаний,—говорит менеджер одной из них.—Остальные давно аффилированы с НПФ». В таком случае фонд превращается даже не в посредника, а просто в канал перевода средств. При этом закон позволяет НПФ брать комиссионные за свои услуги—до 15% прибыли. Управляющие компании вправе брать только 10%.

За семь лет действия новой пенсионной системы фонды собрали 77 млрд рублей. Многие учредители НПФ отошли от дел, и собственником стал менеджмент компаний, говорят участники рынка. «Раньше НПФ—это была синекура для состарившегося менеджера. Сейчас—это мощный финансовый поток»,—говорит один из экспертов рынка.

Прообразом для российских НПФ послужили американские трасты—организации, которые аккумулируют средства будущих пенсионеров и отдают их в управление частным компаниям. Но заимствование получилось невнимательным или лукавым. Трасты комиссионных не брали, их сотрудники просто получали зарплату.

Председатель совета Национальной ассоциации пенсионных фондов Константин Угрюмов не согласен с тем, что фонды зря получают деньги. «НПФ отвечает имуществом по своим обязательствам»,—говорит Угрюмов. А вот управляющие компании рискуют меньше: в случае если они «проиграют» деньги клиентов, отвечать будет государство, которое по закону обязано возместить гражданину номинальный объем накоплений. Другое дело, что имущество, которым обладают НПФ (как правило, это небольшой арендованный офис), несопоставимо с объемом средств, который у них есть в управлении,—77 млрд рублей.

Превращение НПФ в полноправных инвесторов вроде бы закрывает проблему несправедливых доходов. Но тут же создает новую. Предполагается, что накопительные фонды не получат права покупать наиболее рискованные бумаги. Для этого придется все равно обращаться к услугам профессиональных управляющих. При этом частные УК потеряют право заключать договора с клиентами. Это значит, что гражданам придется мириться с двумя посредниками: ведь сначала свой процент от заработанного возьмет УК, а потом—НПФ. То есть, к примеру, вместо 10% от полученного дохода будет взиматься 23,5%. Впрочем, проблема касается независимых УК, чье влияние на пенсионном рынке не слишком велико: они управляют лишь 2,5% накоплений.

Главный приз, на который смогут рассчитывать новые накопительные фонды,—деньги «молчунов», которые уйдут из ВЭБа. Предполагается, что за тех, кто не выбрал себе фонд, выбор сделает работодатель. Но как заставить сотни тысяч предпринимателей принять такое решение—пока непонятно. Может быть, произойдет, как в Чили: деньги будут поделены между пенсионными фондами в ходе конкурса. Не исключено, что часть денег останется в распоряжении государства—может быть создан государственный накопительный фонд, но его клиенты не будут «молчунами», им придется сделать выбор. «Обсуждались даже совсем экзотические варианты: к примеру, распределение средств по жребию»,—рассказывает директор по работе с государственными клиентами УК «Тройка Диалог» Анна Ведерникова.

ПЕНСИЯ – В ОТКАТ

На самом деле новые правила игры не спасут будущих пенсионеров от махинаций с их сбережениями. Как в случае с НПФ «Русь». В начале июня Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) аннулировала лицензию этого фонда за то, что он, вместо того чтобы заключить договор с управляющей компанией, самостоятельно размещал пенсионные накопления. Схема была такая: фонд размещал деньги на депозитах, а потом банк выдавал на эту же сумму кредит аффилированной с «Русью» компании. Клиентами НПФ «Русь» были свыше 347 000 человек, которые доверили фонду 2,24 млрд рублей. «Инвестирование с целью получения отката—необязательно деньгами, может быть в виде льготного кредита, покупки векселей,—все это направлено на вывод средств»,—утверждает топ-менеджер одной УК.

Не брезговали НПФ и перекладыванием убытков на клиентов. По итогам кризисного 2008 года многие из них получили убытки. И эти убытки были «расписаны» по счетам клиентов, рассказали в ФСФР. То есть сумма на счетах будущих пенсионеров была немного уменьшена—ведь клиенты не могли ее изъять. Так, в частности, поступали фонд «Промрегионсвязь», Стальфонд и тот же НПФ «Русь».

Сами НПФ, естественно, категорически отвергают все подозрения. «То, что произошло с “Русью”,—вопиющая глупость руководителей. За работой НПФ наблюдает ФСФР, и их деятельность строго регламентирована законом»,—говорит председатель совета Национальной ассоциации пенсионных фондов Константин Угрюмов.

Для граждан взаимные претензии НПФ и управляющих компаний не так важны. Главное, чтобы деньги не пропали, и лучше, чтобы воспользоваться ими можно было не дожидаясь старости. Весной, когда рабочая группа только собралась в Минздраве, обсуждались планы превращения накопительной части пенсии в инвестиционный инструмент. Чтобы можно было отдать ее в залог по кредиту, или использовать как первый взнос по ипотеке, или потратить на срочную медицинскую операцию. Все как в Америке. Но большая часть идей, скорее всего, останется идеями. «Есть большие опасения, что люди потратят свою накопительную часть и останутся без пенсии»,—рассказывает Ведерникова.

Но на некоторые изменения все же пойдут. Хотя бы формально будет решена проблема собственности. Сейчас накопления принадлежат государству—их сделают частными. Это позволит, например, передавать накопления по наследству—не все доживают до пенсионного возраста. Другая идея тоже наводит на печальные мысли. Граждане смогут сами назначать себе период, в течение которого будет выплачиваться накопительная часть пенсии. Сейчас он установлен государством: 19 лет. «Гражданин сам сможет установить срок, в течение которого будет выплачиваться пенсия: к примеру, семь или десять лет»,—рассказывает исполнительный директор НПФ «ВТБ Пенсионный фонд» Лариса Горчаковская. Такой способ позволяет повысить пенсию легко и просто—независимо от умения управляющих и чиновников. Главное—не рассчитывать, что долго будешь пенсионером.

Источник: Русский Newsweek

Страница 5 из 17«12345678910»...В конец »
http://msk-intim1.com/ankets/sniat снять на час