22
Июль

Пенсионная реформа

Автор: admin | Рубрика: Новости

C вступлением в силу с 2002 года федеральных законов “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, “О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации”, “Об обязательном пенсионном страховании” и “Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации” в стране запущен механизм пенсионной реформы, являющейся одной из составляющих комплекса проводимых в России экономических реформ.

Пенсионная реформа направлена на изменение существующей распределительной системы начисления пенсий, дополняя ее накопительной частью и персонифицированным учетом страховых обязательств государства перед каждым гражданином.

Основной задачей реформы является достижение долгосрочной финансовой сбалансированности пенсионной системы, повышение уровня пенсионного обеспечения граждан и формирование стабильного источника для дополнительных доходов в социальную систему.

Суть реформы заключается в коренном изменении взаимоотношений между работником и работодателем: в повышении ответственности работников за обеспечение своей старости, а также в повышении ответственности работодателя за уплату страховых взносов за каждого работника. Существовавшая ранее система назначения пенсий не давала работнику возможности заработать нормальную пенсию, она лишь перераспределяла средства между группами с различным уровнем доходов и из одних регионов в другие. Тогда как новая пенсионная модель в значительно большей мере является страховой и учитывает пенсионные права граждан в зависимости от размеров их зарплат и уплачиваемых пенсионных взносов.

Для работающих пенсионеров предусмотрено улучшение их благосостояния. С 1 января 2002 года они смогут получать пенсию в полном объеме. Для людей предпенсионного возраста реформа эквивалентно учитывает пенсионные права, которые граждане приобрели в старой и новой пенсионной системах. Потому для этой категории населения будет произведен специальный перерасчет их условных накоплений с использованием сведений о совокупном трудовом стаже. Ряд категорий пенсионеров этой группы также получит надбавки к пенсии за выслугу лет. Это относится к работникам сферы образования, здравоохранения и культуры.

Согласно новой пенсионной модели взносы в ПФР, которые составляют в совокупности 28%, до разделены на три части: 14% направляются в федеральный бюджет и используются для выплаты базовой государственной пенсии (гарантированный минимум сейчас составляет 450 рублей). 8-12% от оплаты труда являются страховой частью трудовой пенсии и перечисляются в ПФР (вместе с базовой частью должна составлять не менее 600 рублей, но не превышать 50% средней зарплаты за все время трудовой деятельности) и от 2 до 6% направляются в фонд для формирования «накопительной составляющей трудовой пенсии» Накопительная составляющая будет формироваться за счет части единого социального налога (ЕСН), уплачиваемого работодателем, а ее размер привязан к заработной плате и, соответственно, к объему накопленных на индивидуальном счете гражданина средств.

В накопительной системе с начала пенсионной реформы не участвовали мужчины 1952 года рождения и старше и женщины 1956 года рождения и старше,– то есть те, кто должен был выйти на пенсию в течение десяти после начала реформы. А граждане, родившееся раньше 1967 года, до 1 января 2005 года, как предполагается, будут участвовать в ней в ограниченном объеме – их накопительные поступления составляют пока 2 процента от размера легальной заработной платы, а с января 2005 года этот платеж будет возвращен в страховую часть. Сами же средства, перечисленные на специальную (накопительную) часть их лицевых счетов останутся в их распоряжении до достижения ими пенсионного возраста.

Таким образом, размер пенсии в новой пенсионной модели определяется прежде всего не стажем работника, как в старой, а его реальным заработком и размером отчислений в Пенсионный фонд, производимых работодателем. Это должно стимулировать работников, а следом за ними и работодателей, к отказу от разного рода «серых» зарплатных схем и вывести скрытые части зарплат из тени, тем самым увеличив поступления средств для выплаты пенсий сегодняшним пенсионерам.

Система начисления пенсий, основанная на накопительной составляющей, достаточно широко распространена в мире. Ее избрали Швеция, Италия, Латвия, Польша. Одним из факторов, говорящих в пользу выбора данной системы, является необходимость преодоления возможных негативных демографических аспектов для пенсионных систем, когда перераспределение средств от двух-трех работающих к одному пенсионеру становится невозможным – пенсионной системе приходится выполнять обязательства перед каждым пенсионером индивидуально.

Пенсионная реформа положительно скажется и на состоянии экономики в целом, и позволит привлечь значительные капиталы на финансовые рынки страны.

Как сказано в законе “Об обязательном пенсионном страховании”, страхователем может выступать не только государственный Пенсионный фонд, но и частные финансовые институты. Начиная с 2004 года, в пенсионной реформе смогут принимать участие негосударственные пенсионные фонды – туда можно будет переводить накопления из ПФР.
Одной из основных задач, которую должна решить реформа – обеспечить прозрачность пенсионной системы. Каждый работник ежегодно должен получать отчет о состоянии заработанных им пенсионных прав: общий объем перечисленных работодателем взносов, общий объем пенсионного капитала. Уже начиная с 1 января 2002 года реально запущен механизм персонифицированного учета уплаченных взносов и каждый россиянин, застрахованный в системе обязательного страхования, будет получать официальные уведомления о состоянии собственного пенсионного счета. Первые его результаты россияне смогли оценить уже в 2003 году. Год от года застрахованные смогут отслеживать и результаты накопительного финансирования пенсий - точнее, объемы дополнительных доходов пенсионной системы.

Размер базовой и страховой части пенсии предполагается индексировать ежегодно с учетом темпов инфляции.

Для обеспечения финансовой устойчивости системы обязательного пенсионного страхования предусматривается создание Пенсионным фондом России резерва, который должен обеспечить безусловное выполнение обязательств по выплате пенсий перед нынешними пенсионерами. По закону “Об обязательном пенсионном страховании” государство несет полную ответственность за выплату пенсий гражданам, в том числе субсидиарную ответственность за деятельность Пенсионного фонда России и отвечает по его обязательствам перед застрахованными лицами.

Источник: ПФР

30
Янв

Грядет ли новая пенсионная реформа?

Автор: admin | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

Решить проблемы нынешних пожилых людей можно за счет молодых.

В пенсионной системе нужно что-то менять. Об этом чуть ли не каждый день талдычат в правительстве. Правда, никто толком не говорит, что именно нужно сделать, чтобы нынешние пенсионеры не жили в нищете, а молодые не воспринимали заслуженный отдых как конец жизни. Из-за нехватки информации население уже начало с ужасом ждать очередной реформы. Эксперты успокаивают: реформы не будет, но в системе нужно многое менять. И как это можно сделать, чтобы и пенсионеры были довольны, и цены не подскочили из-за вбрасывания денег в экономику страны, рассказывает Евгений ГОНТМАХЕР, руководитель Центра социальной политики Института экономики Российской академии наук.

Деньгами нужно управлять

- Евгений Шлемович, в последнее время много разговоров было о том, что стране грозит пенсионная реформа…

- Реформа - это слишком масштабно. К тому же существующая система не настолько плоха, просто нужно кое-что исправить так, чтобы эта машина заработала.

- Так когда же пенсионерам на Руси жить будет хорошо?

- Когда решим главные проблемы. Их можно разделить на три группы: проблемы нынешних пенсионеров, проблемы работников 1966 года рождения и старше, у которых нет накопительных пенсионных счетов, и проблемы молодежи, которой до заслуженного отдыха далеко.

- У молодых-то что?

- Молодые люди непонятно отчего махнули рукой на накопительную часть пенсии. Более 90% оставили свои деньги в государственной управляющей компании (ВЭБ). И это несмотря на то, что доходность в ВЭБе ниже инфляции, а частные управляющие компании (УК) уже который год показывают неплохие результаты. Почему молодые прогрессивные люди обрекают себя на бедную старость?

- Не верят, наверное…

- И государству не верят, и частникам не верят. Но поймите, эти накопления нельзя изъять, обналичить, единственное разумное, что можно с ними сделать, - это отдать в управление частным УК и негосударственным пенсионным фондам (НПФ).

- Ну а как вернуть людям веру в сытую старость?

- Нужны реклама, информация в СМИ. В Швеции каждому гражданину государство заранее разослало плакаты, на которых стрелочками, галочками, схемами объясняли всю суть пенсионной реформы. Так, что каждый смог понять. Вот смотрите, может быть, молодой американец не знает точно, где находится Россия, и для нас это дико, но зато он знает, как накопить себе пенсию.

- Но проблема не только в этом…

- Конечно. Частным УК и НПФ нужно дать больше возможностей, чтобы у них был стимул заниматься этими деньгами. Стоит разрешить вкладывать деньги в крупные инвестиционные проекты. Например, Россия будет разрабатывать масштабное нефтегазовое месторождение «Штокман», огромных инвестиций потребует реформирование РАО «ЕЭС». Это долгосрочное и выгодное вложение, но и пенсионные деньги нужно размещать на годы. Будет больше доверия.

Кто выпал из реформы

- А как же идея «тысяча плюс тысяча», ведь в ней могут участвовать и работающие, и пенсионеры.

- Идея отличная, только пока реализуется бездарно. Помимо ЕСН, который за вас отчисляет работодатель, можно накопить дополнительный пенсионный капитал. Президент предложил, чтобы люди добровольно перечисляли деньги на накопительные пенсионные счета, а государство к каждой их тысяче прибавляло еще тысячу. После выхода на пенсию накопленная сумма будет разделена на годы дожития (19 лет) и человек получит дополнительную пожизненную прибавку к основной пенсии. Но законопроект в первом чтении приняли не самый лучший. Первый промах: работающим пенсионерам предлагается отдать до 10 тысяч рублей за год, а государство к ним прибавит до 30 тысяч. Но в законопроекте прописано, что работающий пенсионер на это время отказывается от пенсии. Простая арифметика. Сейчас средняя пенсия - уже почти 4 тысячи рублей, умножаем на 12 месяцев, получается 48 тысяч рублей годовая пенсия, от которых человек отказывается, и 10 тысяч он отдаст своих денег в накопительную программу. В итоге он теряет почти 60 тысяч живых денег, а у него на счету появляется 40 тысяч рублей (10 тысяч своих + 30 тысяч от государства). Человек в убытке.

- А как по законопроекту переводятся деньги в эту программу?

- Человек должен написать заявление в бухгалтерию по месту работы, чтобы какую-то сумму из его зарплаты переводили в Пенсионный фонд. А затем, уже следующим распоряжением, человек либо оставляет эти деньги в ВЭБе, либо переводит в частную структуру. При этом, если вы не работаете, вы в этой программе участвовать не можете. И это второе упущение: а если у неработающего человека есть свободные деньги или он предприниматель без образования юридического лица?

- А ограничение на удвоение пенсионного капитала есть?

- Изначально говорили о лимите в 30 тысяч рублей в год, но законопроектом установлено только 10 тысяч. То есть если вы, сейчас работающий человек, переводите 20 000 руб, то государство добавит только 10 000 руб. И для людей, которым до пенсии осталось лет 5, эта сумма погоды не сделает. Но если бы эту схему лучше продумали (например, повысили максимальный размер бюджетного софинансирования), то она могла бы быть палочкой-выручалочкой для поколения 1966 года и старше, у которых нет накопительного счета. Но Минфин не даст столько денег.

- А прибавка от этих вложений, как прописано в проекте, существенная?

- К основной пенсии прибавится в итоге примерно 877 рублей. Очень мало. Но это лучше, чем ничего. Сейчас средняя пенсия составляет уже меньше 25% от средней зарплаты. А по международным стандартам она должна быть не ниже 40% от среднего заработка. Получается, как минимум нужно увеличить ее до нынешних 6000 руб.

Инфляция съедает прибавки

- А где взять деньги?

- Положение нынешних пенсионеров очень незавидное. Либо правительство говорит этому поколению: извините, дорогие наши, но достойной пенсии вы не получите, либо выделяет деньги. Но это вопрос политический, пенсионеров у нас 37 миллионов человек. В год нужно дополнительно около 900 миллиардов рублей, чтобы увеличить пенсии в 1,5 раза, в среднем до 6 000 рублей. Где взять эти огромные деньги? Ведь уже сейчас Пенсионный фонд выплачивает более 2 триллионов рублей в год. Просто напечатать эти деньги нельзя, будет инфляция, которая съест прибавку за два дня. По моим расчетам, за 2006 - 2007 годы реальная пенсия не увеличилась, потому что потребительская корзина пенсионера за это время подорожала на 50%.

- И за счет чего тогда все-таки решать проблему?

- Скорее всего, за счет молодежи, которая имеет накопительные счета. Возможно, придется увеличить ЕСН, который за них платит работодатель, на те 6%, которые сейчас идут на накопительные счета. Эти деньги направить на выплаты нынешним пенсионерам, попутно объясняя молодежи, что от государства они большой пенсии не дождутся. Поэтому молодым за оставшееся до заслуженного отдыха время волей-неволей придется копить себе хорошую пенсию через УК или НПФ. Естественно, бизнес будет недоволен увеличением налогового бремени. Но когда несколько лет назад ЕСН снизили на 10 процентных пунктов, предприниматели почему-то не поспешили увеличить зарплаты или обелять их.

- Хорошо, но государство тоже может раскошелиться.

- Минфин не хочет трогать Стабфонд, и это правильно. Стабфонд для страны - защита от кризиса. Но есть и другие способы: нужно менять бюджетную политику. Может, нам вместо строительства очередного авианосца или подводной лодки за миллиард долларов увеличить пенсию людям? Может, привлекать в сферы, где появляются госкорпораций, не бюджетные средства, а частные инвестиции? Освобожденные деньги можно направить на пенсии. Может, передать пенсионерам дивиденды, которые государство получает от своих пакетов акций в «Газпроме», «Роснефти» и других компаниях? Это, конечно, политически тяжелые меры, но ситуация сейчас такова, что если этого не сделать, то нам придется жить в стране, где пенсионеры вымирают.

Источник: KM.ru

21
Янв

Пенсионный сбор

Автор: admin | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

Очередной “рестайлинг” пенсионной системы может загнать российскую экономику обратно в тень

Пенсионная реформа продолжается уже семь лет, но сколько-нибудь удовлетворительных результатов так и не принесла. И, как подтвердили “Итогам” в Министерстве здравоохранения и социального развития, чиновники этого ведомства сейчас разрабатывают сразу несколько вариантов “рестайлинга” системы пенсионного обеспечения. Цель прежняя и благородная - повышение жизненного уровня наших пожилых сограждан. В качестве наиболее радикального средства предлагается отмена регрессивной шкалы единого социального налога (ЕСН). То есть помочь нынешним пенсионерам должен будет бизнес, налоговая нагрузка на который возрастет. Сделает ли это чересчур сложную, по определению первого вице-премьера Дмитрия Медведева, российскую пенсионную систему простой и прозрачной, большой вопрос. А вот с “белыми зарплатами” в случае реализации проекта с ЕСН нашей экономике придется распрощаться…

Дмитрий Медведев назвал сложившуюся в пенсионной сфере ситуацию крайне неудачной. “Мы нацелены на то, чтобы эту систему изменить”, - заявил первый вице-премьер. На прошлой неделе в том же духе высказался и Владимир Путин, потребовав поднять средний размер пенсий выше прожиточного минимума. Чем придется в этом случае пожертвовать?

Главная проблема заключается в небольшой величине так называемого коэффициента замещения. То есть отношения средней пенсии к средней заработной плате. А ведь именно по нему судят о качестве социальной политики государства. В России, по официальным данным, коэффициент не превышает 27 процентов. Каждый гражданин в свой посттрудовой период получает менее трети той заработной платы, которую он имел в период трудоспособности. По этому показателю Россия находится не только на одном из последних мест среди государств, в которых вообще существует система выплаты обеспечения по старости, но даже и среди стран СНГ. Более того, по подсчетам Минздравсоцразвития, если пенсионную систему не изменить, то уже через два года пресловутый коэффициент не превысит 15 процентов, а в 2020 году - 10 процентов.

Зато по количеству работающих пенсионеров в общей массе трудовых ресурсов Россия находится в первых рядах. Их в стране, по официальным данным, около шести миллионов человек. Для того чтобы свести концы с концами, вынужден работать каждый шестой пенсионер.

Из года в год бюджет Пенсионного фонда сводится с дефицитом. Проще говоря, для повышения пенсий фонду просто не хватает денег. И все предложения по совершенствованию пенсионной системы, которые выдвигались и выдвигаются до сих пор, касались как раз разрешения проблемы этого самого дефицита. Не стали исключением и последние инициативы.

Предложения по реформе пенсионной системы готовятся в режиме строгой секретности. Якобы членам рабочих групп из представителей различных ведомств даже пригрозили увольнением за малейшую утечку информации. В Минздравсоцразвития эти сообщения опровергают, хотя желание засекретить разработку очередной концепции по реформированию пенсионной системы вполне объяснимо. Особенно после прошлогоднего скандала вокруг предложения министерства залатать дыры в Пенсионном фонде за счет накопительных счетов будущих пенсионеров. Не вызвали восторга и предложения увеличить пенсионный возраст. Можно предположить, что и новые проекты не будут восприняты на ура. “Простого, устраивающего всех решения этой проблемы все равно не существует”, - признал в беседе с корреспондентом “Итогов” представитель Министерства финансов.

Как нам стало известно, в качестве одного из вариантов реформы рассматривается возможность отказа от так называемой регрессивной шкалы единого социального налога, за счет которого наполняется ПФ. Напомним, ЕСН был введен в 2001 году. А с 2005 года начала действовать регрессивная шкала. Сейчас регрессия выглядит следующим образом. Если заработная плата работника составляет до 280 тысяч рублей в год, работодатель платит 26 процентов налога. При зарплате от 280 тысяч до 600 тысяч ЕСН составляет 72 тысячи 800 рублей плюс 10 процентов от суммы, превышающей 280 тысяч. Наконец, если работник в год получает более 600 тысяч рублей, уплачивается 104 тысячи 800 рублей плюс два процента от суммы, превышающей 600 тысяч.

Логика той реформы была понятна. Ее целью являлся вывод из тени крупных заработков и, соответственно, пополнение все тех же социальных фондов. Ведь с зарплат в конвертах никаких налогов не платилось. Но за постоянным ростом пенсий налоговые поступления не поспевают. Отсюда и идея плоской шкалы ЕСН, по сути означающая увеличение ставки налога. Дескать, вывели зарплаты из тени - теперь пора стричь с них купоны. По мнению экспертов, ставку ЕСН предлагается установить ближе к верхнему уровню нынешней регрессивной шкалы.

По официальным данным, сумма налоговой задолженности по взносам на обязательное пенсионное страхование за последние три года составила 77,3 миллиарда рублей. Но приведет ли введение плоской шкалы ЕСН к увеличению сборов? Как полагают представители бизнеса, если идея Минздравсоцразвития реализуется, это будет означать возврат в прошлое. “В выигрыше окажутся те, кто и сейчас уклоняется от уплаты налогов. Те же, кто платит зарплату “в белую”, будут обмануты”, - считает партнер компании Taxаdvisor Дмитрий Костальгин. По его мнению, до сих пор регрессивная шкала не только стимулировала работодателей отказываться от конвертных вознаграждений, но и позволяла платить наемным работникам достойные деньги. Ее же отмена, независимо от того, по какой ставке в будущем будет исчисляться ЕСН, приведет к возврату черных выплат, и дефицит ПФ только увеличится.

О том, что проблема в недоимках по ЕСН, чиновники говорят в публичных выступлениях. Дескать, бизнес недоплачивает пенсионерам. Но истинная картина куда сложнее. В распоряжении “Итогов” есть письмо замруководителя Федеральной налоговой службы в адрес Минфина, подписанное 7 декабря прошлого года. В нем, отвечая на представление Генпрокуратуры, в качестве мер для исправления ситуации с пенсионным обеспечением указывается на необходимость “неукоснительно соблюдать сроки и состав информации, передаваемой органами ПФР”. Там же предлагается “обеспечить надлежащее взаимодействие с органами ПФР по вопросам взыскания недоимки по страховым взносам”. Получается, что дефицит пенсионных средств связан в том числе и с неэффективной работой самого фонда. Большая прозрачность этой структуры, возможно, смогла бы решить проблему и без увеличения налоговой нагрузки на бизнес. Кроме того, для повышения пенсий у государства имеются резервы и помимо манипуляций со ставкой ЕСН. Их вполне можно изыскать в профицитном бюджете и на худой конец в стабфонде.

Как заверили корреспондента “Итогов” в Минздравсоцразвития, отмена регрессивной шкалы ЕСН - только одно из предложений, которое они готовят в рамках концепции пенсионной реформы. Будет ли эта явно непопулярная мера реализована, зависит в том числе и от политического расклада. Во время визита в Мурманск Дмитрий Медведев говорил о том, что менять систему пенсионного обеспечения государство начнет уже в этом году. Теперь политологи гадают, решатся ли в правительстве объявить о новой реформе до выборов или подождут. В последнем случае велика вероятность того, что налогоплательщикам будет все же предложено заплатить за пенсионные новации.

Источник: Журнал “Итоги”

8
Июнь

Призрак обеспеченной старости

Автор: admin | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

В отношении принципиальных проблем пенсионной реформы вопросов больше, чем ответов

Евгений Гонтмахер - доктор экономических наук, руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН, в 2001-2003 годах - секретарь Национального совета при президенте РФ по пенсионной реформе.

В пертурбациях, периодически возникающих вокруг судьбы обязательного накопительного элемента российской пенсионной системы, как в капле воды отразились все достоинства и недостатки современного социального реформаторства.

Начиная с 1997 года, когда в руководство правительства пришли «молодые реформаторы» Борис Немцов, Анатолий Чубайс и Олег Сысуев, тема пенсионной реформы из стадии общих разговоров перешла в практическую. Стал активно изучаться мировой опыт, свои наработки предложил Всемирный банк. Был достигнут консенсус о том, что в России необходимо перейти от чисто распределительной или солидарной (нынешние работники за счет своих взносов обеспечивают пенсии нынешним пожилым) пенсионной системы к так называемой трехуровневой конструкции.

Первый уровень – это выплачиваемая всем лицам, достигшим пенсионного возраста и имеющим минимально необходимый страховой стаж, одинаковой базовой пенсии – фактически государственного пособия по старости. Второй уровень – это страховая часть пенсии, формируемая индивидуально в зависимости от накопленных на протяжении всей трудовой жизни взносов. И, наконец, третий уровень – это обязательные накопления тех работников, кому до выхода на пенсию оставалось 10 и более лет. Причем эти средства, в отличие от страховой части, не поступают в общую копилку для обеспечения нынешних пенсионеров, а обособляются на персональных счетах и затем инвестируются, принося некий доход. В идеальной ситуации деньги, десятилетиями аккумулируемые на накопительных счетах, должны не просто сохраняться от инфляции, но и реально прирастать, обеспечивая обладателю этого счета дополнительную прибавку к пенсии в будущем.

Молчаливое большинство

Однако еще на стадии подготовки к запуску этих новаций (2000–2001 годы) стали понятны потенциальные изъяны предлагаемой конструкции.

Во-первых, изъятие из тогдашнего 28-процентного (от фонда оплаты труда) взноса в Пенсионный фонд двух, четырех, а затем, как планировалось, и шести процентных пунктов в накопительную часть существенно снижало возможности повышения выплат тем, кто к началу пенсионной реформы (1 января 2002 года) уже успел выйти на заслуженный отдых. Имевшийся в то время коэффициент замещения (отношение средней пенсии к средней зарплате) – 33% – тем самым был обречен на снижение, если только не была бы оказана массированная финансовая помощь из федерального бюджета. Но последняя поступила совсем не в тех объемах, которые позволили бы избежать снижения этого коэффициента. Более того, во всех прогнозных расчетах на 10 и более лет вперед хладнокровно фиксировалось его падение – с надеждой на то, что через 15–20 лет ситуация начнет исправляться. Социально-психологические последствия таких расчетов не учитывались.

В результате на данный момент коэффициент замещения упал до 25% и продолжает снижаться. Это все более накаляет атмосферу среди пенсионеров и тех, кому до пенсии уже не так далеко, несмотря на некоторый рост реального размера выплат по старости. Сейчас можно с уверенностью сказать, что в отношении нынешних пенсионеров, фактически пострадавших от проводимой реформы, необходим целый комплекс мер компенсационного характера.

Где взять для этого деньги? Ведь речь идет почти о 40 млн. человек. Трехлетний бюджет на 2008–2010 годы уже принят Думой в первом чтении, и там нет никаких специальных расходов на пенсионные цели, кроме рутинной поддержки Пенсионного фонда, который за счет собственных средств не может свести концы с концами. Значит, если все же что-либо будет предпринято под давлением политической конъюнктуры, то речь пойдет все о том же Стабилизационном фонде, а точнее, о той его части, которая будет называться Фондом национального благосостояния. Кстати, хочу напомнить, что к 2010 году такое явление, как профицит федерального бюджета, исчезнет.

Самым простым выходом было бы форсированно повышать базовую часть пенсии, которая сейчас для большинства категорий получателей составляет менее 40% прожиточного минимума пенсионера. Но тогда доля базовой (нестраховой) части в общем размере средней пенсии начнет увеличиваться с нынешних 30 до 40 и более процентов, что приведет к еще большей уравниловке в размере пенсий, с дальнейшей потерей ее страховой природы (зависимости размера выплаты от величины накопленных взносов). Этот путь ведет фактически к возвращению советской практики социального обеспечения, возлагавшей всю ответственность за положение пожилых людей на государство. Но, вероятно, именно он на ближайшие годы будет выбран в качестве ответа на недовольство пенсионеров своим положением.

Однако есть куда более эффективные варианты. Раз уж речь зашла о Стабилизационном фонде, то можно было за счет процентов от размещения его средств за рубежом реализовать две программы:

– обеспечение бесплатного ухода на дому всем нуждающимся в нем пенсионерам;

– финансирование дополнительных медицинских услуг через приобретение для пенсионеров полисов самых надежных частных страховых компаний.

В Стабфонде сейчас более 3 трлн. руб. Если взять самую маленькую доходность от вложения – 5%, то получится 150 млрд. Делим на 37 млн. пенсионеров. Грубо говоря, получается 4 тыс. руб. в год. Еще одна пенсия. Для социального обслуживания или здравоохранения это очень хорошие деньги.

Стоит внимательно присмотреться и к недавно высказанному предложению о передаче в управление Пенсионного фонда части государственной собственности – как предприятий, так и земли – с тем, чтобы получаемые доходы шли на повышение нынешних пенсий. Здесь, однако, надо избежать упомянутой выше опасности форсированного повышения базовой части пенсии. Философия должна быть другой: нужно увеличивать прежде всего страховую часть пенсий – ведь труд наших пенсионеров был сильно недооценен. Фактически речь идет о введении дополнительного повышающего коэффициента к страховой части пенсии, который ежегодно устанавливается в соответствии с полученной прибылью от эксплуатации государственной собственности.

Во-вторых, с самого начала было весьма проблемным все, что связано с инвестированием пенсионных накоплений нынешних работников.

Как известно, с первых же шагов в направлении пенсионной реформы была предложена следующая схема: застрахованный, у которого открывался накопительный счет, мог сделать выбор в пользу либо частной, либо государственной управляющей компании, и на роль последней был назначен Внешэкономбанк. При этом ВЭБ получил право инвестировать пенсионные средства только в российские государственные ценные бумаги, которые очень надежны, но приносят – и это изначально было известно – очень небольшой доход. Большой удачей при их использовании была бы просто способность компенсировать инфляционные потери. Частным компаниям, а затем и негосударственным пенсионным фондам (НПФ) были предоставлены куда более интересные инструменты: в частности, акции, обращающиеся на российском и иностранных (но не более 20% инвестиционного портфеля) фондовых рынках.

Такие исходные данные вроде бы должны были склонить большинство обладателей накопительных счетов к выбору частной компании или НПФ. Но на данный момент более 90% от общей их численности выбрали ВЭБ – при том, что за 2004–2006 годы обеспеченная им доходность составила всего 7,54% годовых, что ниже официального уровня инфляции за эти годы. Частные управляющие компании за 2006 год показали более чем 20-процентную, а НПФ – 17-процентную доходность. Неужели наши люди настолько сами себе враги?

Но все объясняется просто. В самом начале пенсионной реформы было опасение, что пенсионные деньги хлынут на тогдашний небольшой по объему фондовый рынок и дестабилизируют его. Хочу напомнить, что в январе 2002 года индекс РТС только пересек отметку 300 пунктов. Это мизер по сравнению с нынешними 1780 пунктами. Именно поэтому были применены две нехитрые, но эффективные уловки:

– фактически не проводилась информационная кампания по разъяснению сути пенсионной реформы, хотя на это были выделены деньги в бюджете Пенсионного фонда;

– содержащиеся в рассылаемых «письмах счастья» бланки заявлений о выборе управляющей компании нужно было заполнять только в том случае, если этот выбор делался в пользу частников. Кстати, впоследствии Пенсионный фонд перестал рассылать и эти бланки, сославшись на дороговизну почтовых услуг. «По умолчанию» деньги переводились в ВЭБ. Отсюда и произошел термин «молчуны».

Удар по доверию

С тех пор, как уже упоминалось, ситуация на российском фондовом рынке принципиально изменилась, а расставленные ловушки для недопущения туда пенсионных денег исправно действуют. И здесь кроме потенциального протеста обманутых вкладчиков ВЭБа (ведь деньги съедает инфляция) назревает и крупная финансовая неприятность. Почти 300 млрд. руб. пенсионных накоплений «молчунов», вложенных в государственные ценные бумаги, увеличивают государственный внутренний долг, который неумолимо нарастает с каждым поступлением ЕСН в казну. Управлять этим процессом, если с числом «молчунов» все останется по-прежнему, можно только, предоставив право ВЭБу инвестировать переданные ему деньги в те же инструменты, которые позволены и частным компаниям. Соответствующий проект закона готовится в недрах правительства и, как ожидается, будет принят Думой до конца этого года. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Ожидавшаяся в начале пенсионной реформы весьма умеренная доходность пенсионных накоплений привела к крупной ошибке. Когда встал вопрос о снижении ставки ЕСН, то вполне резонно у правительства возникли опасения по поводу поступления доходов в Пенсионный фонд. Решили сэкономить на людях среднего возраста, фактически закрыв открытые для них в 2002 году накопительные счета. Объяснение было простым: эти люди, дескать, не успеют скопить сколько-нибудь значительные суммы. Хотя именно к 45–50 годам многие начинают получать приличные зарплаты и, соответственно, за них делаются столь же солидные страховые отчисления. Кроме того, еще два-три года назад можно было предоставить этой категории работников льготные условия для пополнения своих счетов – например, предложенную Владимиром Путиным только в недавнем Послании Федеральному собранию схему: на каждую 1000 руб. добровольного взноса государство доплачивает свою тысячу. Но факт остается фактом: изменение правил игры на ходу, внезапно отсекшее от пенсионной реформы миллионы работников, нанесло сильный удар по и без того весьма сомнительному доверию к действиям государства в социальной сфере.

Сплошные загадки

Проблемы, накапливавшиеся в пенсионной системе все последние годы, стали предметом интенсивного обсуждения только в этом году. Дискуссию спровоцировали утекшие в прессу предложения Михаила Зурабова о фактической ликвидации обязательного накопительного элемента и использовании аккумулированных там денег на поддержку нынешних пенсионеров. Активно подключился к этому обсуждению и Владимир Путин. В своем Послании Федеральному собранию он ничего не сказал о судьбе обязательного накопительного элемента, что было «по умолчанию» расценено как добро на продолжение его существования. Более того, упомянутая схема 1000:1000 напрямую направлена на укрепление накопительного элемента пенсионной системы.

Но здесь возникает масса вопросов, связанных с реализацией президентского поручения.

Во-первых, в отношении максимальной суммы, которую можно будет принести на накопительный счет. Правительство предполагает, что она составит не более 18–20 тыс. руб. в год. К этому будет присовокуплена такая же сумма за счет, видимо, Фонда национального благосостояния. Какова же может быть прибавка к будущей пенсии для человека, только вступившего в трудовую жизнь? Оценка показывает, что выходит 3 тыс. нынешних рублей в месяц. Сейчас это размер средней пенсии. В принципе неплохо. Но не надо забывать о том, что у молодых, как правило, небольшая зарплата и выделить из нее 18–20 тыс. руб. в год далеко не каждый может себе позволить. Тем более что надо создавать семью, обустраивать быт, копить на жилье, рожать детей…

Если же взять тех, кому до пенсии недалеко, то президент ничего не сказал ни о каком возрастном ограничении на формирование «пенсионного капитала». Но как быть человеку, которому сейчас 45, 50 лет? Если даже он будет включен в этот проект, то успеет скопить лишь на 15–20% прибавки к основной пенсии. Так, может быть, разрешить тем, у кого нет накопительных счетов (люди 1966 года рождения и старше), вкладывать не 18–20 тыс. в год, а побольше?

Во-вторых, по поводу финансовых возможностей участия нашего населения в пенсионном капитале. Про молодежь и людей, не участвующих в обязательной накопительной системе, я уже сказал. Но есть просто мало зарабатывающие специалисты массовых профессий. Например, врачи или учителя. У них нет лишней тысячи, а нести 100 руб., чтобы государство положило на них еще 100 руб. – какой смысл? Получается, что те, кто больше всего нуждается в помощи для обеспечения приличной пенсии, выпадают из этого проекта.

Что же касается людей со средним достатком и выше, то, конечно, они могут безболезненно для семейного бюджета отдавать и по 2 тыс. в месяц. Но зачем? Сейчас есть куча других инструментов инвестирования, которые приносят большую доходность.

Чтобы поправить этот социальный перекос, нужна специальная программа, которая позволяла бы, например, бюджетнику, вложившему 100 руб., получать на свой счет государственную тысячу.

Работодатели в частных компаниях нередко перечисляют своим сотрудникам деньги в НПФ. И эти люди, выйдя на заслуженный отдых, получат хорошую прибавку к пенсии. А у бюджетников работодатель – государство, оно и должно заботиться об их благосостоянии.

В-третьих, куда нести свою кровную тысячу? Пока это загадка. В НПФ? Государство вряд ли отправит туда бюджетную доплату. Если же взносы будут делаться в Пенсионный фонд, то непонятно, каким образом: с наличными средствами он работать не имеет права, остаются безналичные перечисления. А кто и как их должен делать? Тысяча рублей – небольшие деньги, будут ли проверять, откуда они взялись?

В-четвертых, в какой степени Фонд национального благосостояния сможет справиться с возложенными на него выплатами?

Пенсионная реформа – один из немногих проектов нынешней власти, который пока имеет шансы на успех. Но для того чтобы этот успех стал реальностью, нужны публичные дискуссии, сопоставление мнений и понимание того, что здесь потребуются большие дополнительные расходы, а не символические примочки.

Источник: Независимая газета

13
Фев

Пенсионная реформа потерпела крах

Автор: admin | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

Министр здравоохранения и социального развития Зурабов предложил серьезно переформатировать параметры пенсионной реформы. Для любого, кто помнит события 90-х годов – это как камнем по голове. Как же так! Пенсионная реформа – это главное достижение «гениальных» либеральных реформ Пиночета в Чили, выдающаяся по смелости и научной продвинутости система, равной которой в истории просто не было… Статьи об успехах той реформы шли чередом, чуть ли не каждый день, и все российские ее разработчики (среди которых, кстати, Зурабова и близко не было) говорили о том, как близка наша реформа к чилийской, фактически являясь ее идейным продолжением.

Надо отметить, что люди рациональные, в том числе и автор этих строк, работающий тогда на государственной службе, выступали против этой реформы. И не только потому, что знали некоторые детали, которые апологеты известного гуманиста и борца с коррупцией Пиночета (которого, как известно, последние годы жизни преследовали по уголовным делам, связанным с пытками, убийствами и казнокрадством) скромно умалчивали. Например, что в период власти Пиночета государственные пенсии по возрасту в Чили вообще не платились. Надо отметить, кстати, что наши либерал-реформаторы в 90-е годы почти вплотную подошли к этому пиночетовскому идеалу, но, все-таки были вынуждены остановиться.

Или, скажем, что почти сразу после отмены диктатуры, частные пенсионные фонды стали активно проворовываться… И сделать с ними ничего нельзя, поскольку отличить тонкое воровство от плохой игры на бирже почти невозможно. Экспертами будут выступать аналогичные работникам пенсионных фондов финансовые управленцы, которые из корпоративной солидарности ничего «лишнего» не скажут, а хозяев, которые бы могли принять решительные меры, в этой системе просто нет. Ну действительно, кому интересно мнение стареющего рабочего, у которого денег нет даже на поездку в Куршавель (ой, простите, на Карибы или в Рио-де Жанейро), даже если у пенсионного фонда таких клиентов сотни тысяч. Что, вкладчики олигархических банков получили что-то реальное в 1998 году? А как так получилось, что владельцы этих банков уже через год стали владельцами ничуть не менее крупных банков? А вот так получилось… И кто сказал, что то же самое не должно получиться и с пенсионными фондами, где срок хранения денег много выше?

Но главной причиной наших возражений были, все-таки, другие соображения. Дело в том, что пенсионная система – это всего лишь инструмент перераспределения той части экономического продукта, который выделяется пенсионерам. Грубо говоря, если в стране в день пекут 100 булок и пенсионерам можно выделить 20, то делить между ними эти булки можно соразмерно стажу, прошлым зарплатам, возрасту, и так далее. Но какие бы мы не строили сложные комбинации, разделить между ними больше 20 булок будет сложно, а больше 100 – просто невозможно.

Именно с этой проблемой, кстати, столкнулись США. Буквально в следующем году на пенсию начинают выходить так называемые «бэби-бумеры» - крайне многочисленное послевоенное поколение. Они скопили на своих пенсионных счетах очень большие деньги. Но проблема в том, что обеспечением этих счетов являются ценные бумаги, превратить которые в реальные активы (даже если не превращать их промежуточно в деньги) почти невозможно. Поскольку объем финансовых активов рос в США много быстрее активов реальных. Грубо говоря, рост ВВП в это время был порядка 3-4% в год, а отдельные финансовые рынки росли со скоростью от 10 до 30-40% в год. Активы есть, формально они обязательствам соответствуют, а превратить их в деньги – это значит устроить жуткую инфляцию. Соответствующий «разрыв» уже достигает десятков триллионов долларов и что с этим делать никто не знает… В общем, проблемы.

Но вернемся к нашим делам. Накопительная система, по мнению либерал-реформаторов, позволяла создавать резерв «длинных» денег, которые бы обеспечивали инвестиционный потенциал российской экономки. Теоретически, это рассуждение осмысленно. Проблема в другом. Дело в том, что в СССР проблема инвестиций решалась непосредственно государством и решалась эффективно. А вот в России, эти же реформаторы, создали такую систему, что инвестировать в нашу экономику просто невыгодно. И все стали заниматься финансовыми спекуляциями (на чужие-то деньги!) – теряя значительную часть вверенных активов и забирая в личное распорядение полученную «сверхприбыль» буде она возникнет. Отметим, что в случае финансовых потерь, возвращать ранее выведенную «сверхприбыль» никто и не собирался. Так что вся система изначально была достаточно порочна.

А товаров-то, которые потребны пенсионерам, от всего этого больше не становилось! И соседство двух моделей перераспределения активов, накопительной и старой, распределительной, становилось все более и более невозможным. Либо вы обеспечивали более или менее приличное содержание сегодняшним пенсионерам, либо будущие получали хоть сколько-нибудь приличные накопления. Но не одновременно!

Но даже и без этого, в условиях старения населения и возврата государства к некоторым стандартам социальной поддержки, потребовали существенного увеличения текущих пенсионных выплат. И тут-то выяснилось, что накопительная система вообще «пролетает». А если еще учесть, что как только ее начали вводить на практике, то есть пошли реальные финансовые потоки, на горизонте появился еще один противник коррупции г-н Зурабов…

Признаваться очень не хотелось… Возрастной порог, ниже которого действовала накопительная система все время снижали, дефицит фонда все время рос…И рано или поздно пришлось признаться – необходимо либо отказываться от накопительной варианта, либо же рассчитывать на собственные выплаты граждан, для чего их необходимо освободить от налогов… Но это уже, собственно, совсем другая история, а мы вынуждены признать, что потерпела сокрушительный крах еще одна из краеугольных идей «наших» либерал-реформаторов.

М.Л.Хазин, экономист

Источник: KM.ru

29
Авг

Пенсионный финт

Автор: admin | Рубрика: Аналитика / Интервью / Статьи

К азартной игре с пенсионными деньгами правительство допустило только молодежь. Но поучаствовать в ней придется всем трудящимся

Несколько лет назад в России началась пенсионная реформа. Было решено, что молодые россияне должны сами накопить себе на старость, по крайней мере частично. При этом поручить инвестирование пенсионных накоплений граждане могли как государственным, так и частным финансовым структурам. Подавляющее большинство будущих пенсионеров рисковать пока не стало и денежки оставило в распоряжении государственного Внешэкономбанка. Но небольшая часть граждан в игру включилась и доверила накопительную часть своей будущей пенсии частным управляющим компаниям. Корреспонденты “Итогов” решили выяснить, кто же пока выигрывает - осторожные или рисковые?

Секретные материалы

“Извещения о состоянии индивидуального лицевого счета застрахованного лица в Пенсионном фонде Российской Федерации” сейчас получают практически все работающие россияне. Но если вы родились раньше 1967 года, то это всего лишь информация к размышлению. На заре пенсионной реформы предполагалось, что накопительная часть пенсии будет почти у всех, но в прошлом году законодательство откорректировали, и теперь в “интерактиве” могут поучаствовать лишь те, кому меньше 38 лет.

Из извещения будущие пенсионеры должны узнавать не только о том, сколько денег уже отложили себе на старость, но и какой доход они им приносят. На основании этой информации можно принимать решение - оставить их под опекой Внешэкономбанка, передоверить свои накопления частной управляющей компании или сменить одного частного управляющего на другого, поскольку по закону это можно делать раз в год. Через месяц начнется очередная “подписная кампания” - с 1 октября по 31 декабря можно сделать выбор на основе собственного опыта.

Сейчас Пенсионный фонд отчитывается за 2004 год с учетом дохода от размещения взносов в 2003 году, то есть за период с момента выбора управляющей компании. В документе действительно названы суммы перечисленных на индивидуальные счета взносов, размер накопительной части (”средства пенсионных накоплений”) и доход от ее инвестирования. Но, увы, на основании этих данных никаких выводов сделать невозможно. Как известно, все познается в сравнении, а сравнивать не с чем, поскольку Пенсионный фонд не торопится делиться информацией.

По данным Федеральной службы по финансовым рынкам, в руках государства остались 45,5 миллиарда рублей. Ими управляет Внешэкономбанк. В 55 негосударственных управляющих компаний переведено 1 миллиард 611 миллионов рублей. Как они сработали в интересах клиентов, широкую общественность в деталях не оповещают. Из официальных источников можно получить лишь цифру, отражающую “среднюю температуру по больнице” - средняя доходность от размещения накопительной части пенсионных средств составила менее двух процентов. Известно также, что шесть компаний показали отрицательную доходность - от минус 1,8 до минус 7,49 процента, то есть не просто ничего не заработали, но даже потеряли.

В Пенсионном фонде сначала согласились показать “Итогам” статистику, но затем передумали, сославшись на то, что она еще не систематизирована. А управляющим компаниям такие сведения разглашать просто запрещено. “По договору с Пенсионным фондом мы не имеем на это права. Иначе нас лишат возможности вообще работать с пенсионными деньгами”, - заявил “Итогам” менеджер одной из них. Между управляющими компаниями и ПФР даже существует специальный договор, по которому объявлять о доходах по пенсионным накоплениям могут только госчиновники. Факт существования такого договора нам подтвердили и в пресс-службе ПФР.

Что касается Внешэкономбанка, то выяснить, какой доход он получил от инвестирования пенсионных средств, проще всего, поскольку подавляющая часть граждан оказалась среди его клиентов по собственному выбору или по умолчанию. Так вот, ВЭБ заработал для них 5,44 процента. Доверить свои накопления частным компаниям согласились очень немногие, и потому набрать, как сказали бы социологи, репрезентативную информацию непросто. Но и то, что удалось добыть в совокупности с официальными сведениями, представляет интерес, поскольку речь идет о крупнейших компаниях. Например, доходность пенсионных накоплений в управляющей компании “Уралсиб” составила 3,08 процента, в “Атон Менеджмент” - 4,49 процента, а в “Тройке-Диалог” - минус 1,85 процента. Разница существенная, но понять, в чем причина, клиенты не могут, поскольку в извещениях не указывается структура инвестиционного портфеля, в который вложены деньги будущих пенсионеров. То есть никто не знает, какими ценными бумагами оперирует тот или иной управляющий, - соответствующая строка об этом в извещении есть, но она пуста.

“То, что происходит, - безобразие!” - заявила “Итогам” координатор проектов Международной конфедерации обществ потребителей Полина Крючкова. По ее мнению, винить в происходящем надо правительство. “Там, похоже, некому заняться этой проблемой. До сих пор не опубликован перечень информации, которую Пенсионный фонд обязан раскрывать”, - говорит она.

Ниже плинтуса

На основании имеющейся небогатой информации можно сделать один неоспоримый вывод, касающийся всех компаний, принимавших участие в инвестировании накопительной части пенсионных средств. Если учесть 12-процентную инфляцию, то получается, что ни одна из них не заработала реальных доходов для своих клиентов. Причин такого положения дел несколько. Во-первых, и ВЭБ, и частные компании ограничены в инструментах инвестирования. Внешэкономбанк имеет право вкладывать пенсионные средства только в госбумаги, частным компаниям разрешается использовать высоколиквидные акции, причем на каждую бумагу не должно приходиться более 5 процентов инвестиционного портфеля. Большая часть средств должна быть вложена в облигации наиболее высоконадежных эмитентов, таких, как “Газпром”, РАО “ЕЭС”, Внешторгбанк, и в государственные краткосрочные бумаги. Доходность инвестиционных портфелей формируется прежде всего из курсовой разницы ценных бумаг, кроме того, в “копилку” идут и дивиденды на акции, и купонные выплаты по облигациям, если они приходятся на отчетный период.

Почему у Внешэкономбанка формальная доходность повыше, чем у частных компаний, аналитики объясняют следующим образом. Причина в том, что накопительные счета ВЭБ получил раньше и смог в своей отчетности отразить доходы, полученные от операций с евробондами в I квартале 2003 года. В свою очередь, как говорит “Итогам” вице-президент компании “Атон” Вадим Сосков, частные компании получили в управление пенсионные активы лишь в апреле прошлого года, в это время на фондовом рынке, демонстрировавшем стабильный рост с начала 2004 года, началось падение. Кроме того, частные компании получают средства из Пенсионного фонда траншами, последний поступил в самом конце декабря, что также сказалось на доходности. По его утверждению, в этом году результаты будут принципиально иными. Фондовый рынок совершил рывок, перекрыв прошлогодний максимум, значит, должен быть скачок и по доходности пенсионных накоплений, во многих частных компаниях она будет выше инфляции. В то же время нет оснований делать такие прогнозы по государственной управляющей компании, которая имеет право работать только с госбумагами, скорее всего у ВЭБ доходность останется на прежнем уровне.

Тот факт, что правительство, устанавливая правила игры, делало ставку на надежность, а не на доходность, по-своему оправдан, поскольку речь идет о социально чувствительной финансовой сфере. Но все участники эксперимента так или иначе нацелены на успех: управляющие компании хотят работать с пенсионными средствами, а их клиенты - получать приличную пенсию. И, похоже, государство готово идти на больший риск. Из Минфина уже раздавались предложения либерализовать систему инвестирования пенсионных накоплений, а именно - передать часть средств “молчунов” от ВЭБ частным компаниям. В свою очередь, Внешэкономбанк просит расширить список инструментов для инвестирования, предлагая включить в их число ценные бумаги регионов и даже инфраструктурные проекты. Ведь хотя руководство Пенсионного фонда и предупреждает о дефиците своего бюджета, но в абсолютных цифрах его активы растут. Уже к 2012 году общий объем средств накопительной части пенсий составит около 30 миллиардов долларов, эти средства нужно где-то размещать и получать с них доход. “На российском фондовом рынке существует избыточная ликвидность, она была бы высока и без пенсионных денег, а их появление только усугубляет ситуацию”, - пояснил “Итогам” управляющий активами УК “Проспект” Александр Баранов. А чем больше денег на рынке, тем больше желающих купить ценные бумаги, поскольку выбор финансовых инструментов у нас, мягко говоря, невелик.

По чужим лекалам

Российские власти решились на пенсионную реформу не из генетической привычки к экспериментам. Распределительная система, к которой мы привыкли (когда деньги работающих поступают в общий котел и делятся между сегодняшними пенсионерами), может функционировать эффективно только в том случае, если количество работающих в стране превышает количество нетрудоспособных в пропорции 10 к 1. В современной же России ситуация принципиально иная. По данным Минздравсоцразвития, уже к середине нынешнего века число работающих россиян сравняется с числом пенсионеров. А значит, размер пенсий будет относительно уменьшаться и не превысит в ближайшие годы 25 процентов от средней заработной платы по стране.

За основу взяли шведскую модель и поделили пенсию на три части: базовую, страховую и накопительную. Первую, одинаковую для всех, гарантирует государство. Вторая финансируется по распределительному принципу. Третья часть - накопительная. Затевая эти перемены, государство рассчитывало в том числе и на более деятельное участие граждан в зарабатывании денег на старость. Однако почему-то при этом, в отличие от шведов, отсекли самую активную по части “пенсионного мышления” категорию населения - всех, кто родился раньше 1967 года, по этому поводу в прошлом году был подписан специальный федеральный закон. Но именно после 40 лет граждане начинают всерьез задумываться, на что будут жить в преклонном возрасте, и для них вопрос о выборе компании, управляющей пусть и небольшой частью пенсии, перестает быть праздным. Иными словами, государство, объявив о грандиозном эксперименте, испугалось собственной тени и изначально запрограммировало ущербность результата. Похоже, правительству легче пойти на повышение пенсионного возраста. Способ простой, эффект скорый. Временами - летальный

Страница 1 из 212»
SetLinks error: Incorrect password!